Монументальные памятники Ашхабада

10.02.2011 00:32

Помещено Monday, December 23 2002@ 18:34:53 TMT от admin

Originál na stránce http://www.tmpress.gov.tm/modules.php?name=News&file=article&sid=118


Многих приезжавших ранее в Туркменистан удивляла немногочисленность монументальных произведений, отсутствие внимания к декоративной скульптуре. Воспоминания об античных храмах и статуях, находящихся на территории Туркменистана, силе и лаконизме памятников Мары, Куня-Ургенча, об исконных традициях каменных изваяний, возбуждали, конечно, мысль об исключительных и пока не использованных возможностях. Формирования нового облика столицы Туркменистана - Ашгабата, с изумительным по красоте и изяществу архитектурными памятниками дали мощной импульс развитию монументального искусства, новой чертой которого стало стремление к созданию больших пространственных комплексов, включающих наряду со скульптурой архитектуры, пейзаж, среду города. Монументальные памятники Б.Аннамурадова, Д.Джумадурды, С.Бабаева, К.Ярмамедова, Н.Атаева, А.Гараева рельефы и декоративные работы С.Артыкмамедова, М.Овезова, В.Чарыева, Е.Мадатова созданные за период независимости - примеры торжества романтического духа и высокой драматической экспрессии. У этой группы скульпторов достаточно богатый творческий опыт в создании монументальных произведений в синтезе с архитектурой. Не впервые выступают они как соавторы. В творческом облике, во всей <линии поведения> этих художников мы наблюдаем сочетание подлинного профессионализма, постоянной кропотливой работы над обогащением и развитием выразительных возможностей изобразительных средств монументального искусства, различными техниками, материалами и напряженной работой интеллекта. Они стремятся осознать особенности развития монументального творчества, его связи с прошлым и современные задачи. Высокая цель их творчества, по замыслу Сапармурата Туркменбаши, воплощать передовые идеи и грандиозные свершения, образы современности, понятия, рожденные нашей эпохой, понять их историческую обусловленность. В процессе обогащения туркменского монументального искусства духовным образным содержанием произведения художников безусловно занимают одно из самых достойнейших мест. Значительностью и широтой обобщения отличаются, воздвигнутые за годы независимости памятники туркменских поэтов, названных садовниками сада мировой поэзии - Юнус Эмре (скульптор К.Ярмамедов), Сейит Ымадуддин Несими (скульптор Дж.Джумадурды), Нурмухамет Андалиба (скульптор Н.Атаев), Гараджаоглана (скульптор Б.Аннамурадов), Байрам Хана (скульптор М.Сейитмурадов), а также туркменский композитор современности Н.Халмамедова (скульптор Н.Атаев). Прочно вошли в жизнь города памятники <Эне Мяхри> (Материнская любовь), <Жертвам землятрясения 1948 г. в Ашгабате> и в родовом селе Президента страны Кипчак, Арка Нейтралитета, Монумент Герою Туркменистана Атамурату Ниязову, Монумент Независимости Туркменистана выполненные группой туркменских скульпторов. Все названные памятники были сразу признаны общественностью и стали местом поклонения, местом святости туркменистанцев. Каждая из этих работ - новое слово в туркменском монументальном искусстве. Это глубоко народные, новаторские произведения. Словно неприкасаемый знак-символ возникает образ Великой матери с младенцем на руках в монументальном памятнике <Эне Мяхри> (Материнская любовь), ассоцируемый с образом Гурбансолтан эдже, матери Президента страны.

Мать - квинтэссенция земной жизни, образ пронизан особым чувством, в нем ощущается движение. Он включает в себя психологию, эмоции-душу человека. В этом памятнике образ матери подкупает не только своей внутренней собранностью, но и порывом, романтическим духом, пронизывающим художественно-пластическое решение статуи. Она будто <вырастает и возрождается> из огромного цветка в центре фонтана. Вода, бьющая ключом и разливающаяся вокруг нее, воплощает символ новой жизни, в которую <несет> Мать младенца. Поражает гармония, ритм, совершенство пластики, выражающей с огромной художественной силой образ, воспринимаемый как символ матери туркменского народа. Сегодня от памятника <Эне мяхри> идет главная эспланада парка им. Атамурата Ниязова, венчаемая монолитной композицией, воплощающей образ героя Туркменистана Атамурата Ниязова. В центре ее скульптурные изображения двух подростков, как бы оберегаемых ладонями матери. За внешне спокойной постановкой фигур (жест старшего олицетворяет доброе напутствие младшему с книгой в руке) скрыто человеческое величие. Четкая выверенность композиции, реалистическое исполнение пластической формы, типизация и обобщенность усиливают выразительность образов, их внутренюю значительность. И не случайно, весь парковый комплекс охвачен движением. Оно ведет к фигуре солдата, крепко сжимающего винтовку руками, символизирующего борьбу народа в годы Второй мировой войны. Эпическая возвышенность его образа, оберегающего твердыни Отчизны, живая энергия ритма, цельность общего построения, в которое убедительно введена напряженная по силуэту двучастная стела <Скорбящих> с рельефным изображением группы рвущихся вперед атакующих, придают произведению пластическую утонченность и декоративную выразительность. Все это зримо вбирает в себя индивидуальную характерность движения, жеста, поведения, благодаря тому, что укрупненный строй форм приобретает здесь живое богатство оттенков. Вызывает интерес нестандартное соединение, а композиции пластических и графических элементов. Обыгрывая контрасты между свободным пространством и уплотненный группой, скульпторы ищут более сложные фактурные определения, насыщенные драматическими интонациями.

Огромная полусферическая форма, выступающая как шар земной, за скульптурной группой разделенная на кассеты, с которых струится вода вливаясь в ручейки, фонтаны, ажурные водоемы, с изумительными по красоте и причудливым строениями зеленых насаждений, напоминает нам о величественном и фундаментальном фоне жизненной судьбы, как олицетворение новой свободной жизни. Вот на этом <шаре Земли> воссоздается образ независимой страны Туркменистан. Идея раскрывается рельефным изображением на округлой поверхности пяти женских фигур, представительниц пяти туркменских племен, в традиционных одеяниях, придерживающих руками одну большую ветвь лавра - символа свободы, единства, торжества. Архитектурно-скульптурный комплекс <Жертвам землятрясения 1948 г. в Ашгабате> - это памятник народу. В нем есть большая внутренняя сила подлинная масштабность мыслей и чувств. Он по-настоящему величественен. В нем проявляется глубокое понимание духа времени, чувства Отчизны, родной земли, выражена сила и стойкость туркменского народа.

Тема эта, получившая развитие в мифическом образе быка и расколотой растерзанной земли (земной шар на рогах быка), подготовливает зрителя к восприятию пластического и смыслового центра монумента, которым является фигура матери с младенцем на руках, данная в пространственном ракурсе, позволяющем зрителю с любой точки увидеть ее, улавливая при этом новые пластические и смысловые аспекты образа. Ракурсное движение, как бы парящей над пропастью фигуры, спасая от стихии, отталкивающей от себя младенца, выявленное достаточно остро и выразительно, еще более усиливает напряженная, отмеченная каким-то своеобразным <глубинным> динамизмом фигура быка, который служил на Востоке символом силы и могущества.
Поскольку памятник возведен в Ашгабаде, где и произошло стихийное бедствие, то жанровую природу произведения определяет связь этого явления с локально-исторической ситуацией. По рекомендации Президента страны памятник воздвигнут на месте госпиталя под открытым небом, который был развернут а октябре 1948 года. В контексте среды в архитектурном и широко культурном аспектах скульптура получает признаки конкретности, заложенной с самого начала в общей ее сути, что придает ей еще большую духовную обобщенность. В этом случае два потока-эпический и драматический - участвующие в композиции бок о бок, обретают общесмысловые содержательные опоры. Идеал духовной твердости и неограниченной внутренней силы, воплощенный в комплексе глубоко современен и идет издалека. Он был отмечен и Сапармуратом Туркменбаши на встрече с творческими работниками <... у нас есть образцы выдающихся скульптурных произведений: вспомните быка, держащего на своих рогах землю. Сколько в нем жизни и мощи!..> Мемориальный комплекс в родовом селе Кипчак Президента страны, посвященный Гурбансолтан эдже, его матери, погибшей с двумя сыновьями во время землятрясения 1948 года в Ашгабате -продолжение темы скорби. Место установки и трагический характер мотива определили декоративно-патетический строй произведения. Этот памятник сооруженный на средства Сапармурата Туркменбаши Великого по его определению, памятник не только его матери, но и всем жертвам землятрясения 1948 года. Здесь мы видим осязаемый союз национальных глубинных слоев с опытом человеческой культуры, свободно и творчески воспринятым. Перед нами Мать, противостоящая огромной слепой стихийной силе, за спиной которой тутовое дерево - символ жизни - простая но сильная личность, олицетворение романтической возвышенности и непоколебимости духа, которые переходят в самоотверженность. Образ мощной и одновременно хрупкой женщины, летящей в пространстве, в жесте отчаяния будто подпирает собой разрушающуюся стену и пытается одной рукой отвести падающую глыбу на спящего сына, а другой придерживает второго, прильнувшего в страхе к матери. Владеющие в эти минуты матерью ощущения отчаяния ужаса, гнева, боли, смятения собраны в ее динамическом порыве. Оно возникает благодаря движению самих пластических масс экспрессии ломких, графических складок одежды, острому абрису скульптуры. Декоративные изваяния <Скорбящих> накал всего комплекса при подходе к центру памятника усиливают драматический. Выразительны руки в интерпретации авторов в двух памятниках Жертвам землятрясения 1948 года. В Ашгабатском - заметно как руки Матери с младенцем раскрыты миру, навстречу Солнцу свету людям. Они доверчивы и полны сил, в них надежда и окрыленность. В памятнике в с. Кипчак - совсем другие руки Матери - они изнемогают а борьбе, они просят помощи, сочувствия. Они кричат молча, протестуют и взывают. В произведениях туркменских скульпторов моменты всеобщие всегда выражены через национальное восприятие и духовные ценности нашего времени созвучны поэтическим традициям народа. В этом глубокое своеобразие их искусства.
К.Кураева,
кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник Института истории при Кабинете Министров Туркменистан.